Суббота, 2018-12-15, 5:32 AM
 ОДИН

ОДИН - Бог Войны и покровитель воинов, павших в битве, бог повешенныхбог тайного знания и властитель мёртвых, от которых это знание можно получить. Один жаждал власти и знания преследуя свои цели, и его муки напоминают скорее о шаманстве, чем о христианском искуплении. Он доблестен, переменчив и коварен, дарует победу по прихоти, а не по заслугам. Те, кто поклонялся Одину, были чем-то на него похожи - призванные властвовать, творить заклинания и читать руны, они знали жар вдохновения и боевое безумие. Вотан id est Furor. У Одина много сокровищ - копьё Гунгир, золотое кольцо Драупнир, из которого каждую девятую ночь капает по восьми колец того же веса, восьминогий конь Слейпнир, вороны Хугин и Мунин, Думающий и Помнящий, которые каждый день летают по миру и, возвращаясь, рассказывают на ухо своему повелителю, что случилось. Ещё у Одина множество имён, описывающих его разнообразные качества и роли: Всеотец, Бог Повешенных, Сеятель Бед, Устрашающий, Отец Победы, Одноглазый, Бог Воронов, Друг Мимира, противник Волка. Военные победы - его дар, поэзия - его мёд.

 

Величественный и опасный, непредсказуемый Один - не тот бог, с которым стоит иметь дело обычному человеку
Боевая ярость Берсеркеров, это дар от самого Одина. Презирая броню, Берсеркеры убивают направо и налево на поле боя, кормя воронов кровью своих врагов.
  Сол - Руна, символизирующая Берскркера  Идя в бой, откажись от самой идеи возвращения.
Мощную силу изливай неистово. В далекие времена жили воины берсерки. Один берсерк стоил ста нормальных воинов. Специальные магические ритуалы помогали ему проникнуться духом разъяренного животного, убитого накануне. И человек становился неодолимым. Увидев несколько берсерков в рядах противника, целые отряды разбегались в стороны, зная, что эти люди непобедимы. Соулу символизирует берсерка. Естественно, в действии под Соулу нельзя уподобляться разъяренному животному. Но человек должен, подобно берсерку, позволять Силе свободно и неистово изливаться. Сила Соулу будет мощной тогда, когда человек не сдерживает себя сомнениями относительно исполнимости своих желаний. Его неудачи связаны именно с нехваткой всесокрушающей устремленности.
Ни одна руна не требует от человека такой неистовости, безоглядности и могущества действия, как Соулу. Ее появление сопровождается приходом таинственной энергии, которая на внешнем уровне проявляется в виде успешного активного действия. Человек настраивается на это могущество, и Сила с ревом исходит из него, хотя внешне он может оставаться спокойным и невыразительным.
http://vik.clan.su/publ/3-1-0-24
 

МИР ВИКИНГОВ

ОДИН с НАМИ

ГЕРОЕВ ЖДЕТ ВАЛХАЛЛА

Битвы и море крови! Боевые дракары и сожженое побережье! Стремительные набеги и непоколибимая стойкость!

 Путь Викинга! Суровый Северо-Запад! Рев штормового ветра!

Мы начинаем выпускать серию материалов для понастоящему серьезной аудитории!

Не забывайте, что Русь основали Викинги!

В основе времен находится военно-морской бандитизм!

Кто такие Викинги?!

Они приходили с моря, воины, не знавшие ни жалости, ни страха смерти. Пёстрые паруса их драккаров заметны были издалека. И когда такой парус понимался над горизонтом, жители прибрежных селений в страхе бежали, спасая свою жизнь. Об их отваге, мужестве, жестокости и ярости ходили легенды. Они жили войной и ради войны. Их хранили суровые асы. Им помогали светлые альвы и тёмные йотуны. Их души уносили с поля боя златокосые валькирии. Их называли героями и варварами, пиратами и волками Севера. Но сами они звали себя – ВИКИНГИ

 

При поддержке Скандинавского информационного центра http://www.ulver.com

НачалоРегистрацияВход
Вы вошли как "Гость"
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт

Результаты · Архив опросов

Всего ответов: 308
Берсеркер
Тут будет любая ваша информация...

Изменить этот текст можно в панели управления, раздел "Управление дизайном".
Боевая ярость Берсеркеров, это дар от самого Одина. Презирая броню, Берсеркеры убивают направо и налево на поле боя, кормя воронов кровью своих врагов.
  Сол - Руна, символизирующая Берскркера  Идя в бой, откажись от самой идеи возвращения.
Мощную силу изливай неистово. В далекие времена жили воины берсерки. Один берсерк стоил ста нормальных воинов. Специальные магические ритуалы помогали ему проникнуться духом разъяренного животного, убитого накануне. И человек становился неодолимым. Увидев несколько берсерков в рядах противника, целые отряды разбегались в стороны, зная, что эти люди непобедимы. Соулу символизирует берсерка. Естественно, в действии под Соулу нельзя уподобляться разъяренному животному. Но человек должен, подобно берсерку, позволять Силе свободно и неистово изливаться. Сила Соулу будет мощной тогда, когда человек не сдерживает себя сомнениями относительно исполнимости своих желаний. Его неудачи связаны именно с нехваткой всесокрушающей устремленности.
Ни одна руна не требует от человека такой неистовости, безоглядности и могущества действия, как Соулу. Ее появление сопровождается приходом таинственной энергии, которая на внешнем уровне проявляется в виде успешного активного действия. Человек настраивается на это могущество, и Сила с ревом исходит из него, хотя внешне он может оставаться спокойным и невыразительным. http://vik.clan.su/publ/3-1-0-24
 
 
Йоль Время Берсеркеров

Согласно Северной Традиции, время Йоля длится с 20 по 31 декабря, и в этих двенадцати днях волшебным образом содержится весь год, и из него же происходит его возрождение. Этот период один из немногих в году, когда стены, разделяющие мир духов и наш мир, становятся тонкими и происходят разные таинственные события. Поэтому в древности многие люди отсиживались дома, чтобы избежать пугающих переживаний.
В это время можно стать свидетелем такого события, как Asgardreid, или Дикой Охоты. С ночного неба слышится лай псов и стук копыт. Один выезжает на охоту из врат Асгарда со свитой бессмертных воинов. Призрачные воины-эйнхерии (einheriar) есть души павших в битвах героев, которые пируют и сражаются друг с другом в чертогах Вальхаллы, пока не обретут новое воплощение в земном мире. Когда они сопровождают Одина в Дикой охоте, их называют Asgardsrei или Oskorei.Это явление называют также Wildes Haer (Дикая Армия), Wuotanes Haer (армия Вотана), Odens Jakt (Охота Одина), Jolareidi (Рейд Йоля) и т. д. 



Рати Зимы

Во второй половине декабря, ближе ко дню зимнего солнцестояния, настает время для Зимнего праздника, отмечающего максимальную силу Темного Прилива Годового Колеса. Христиане прилепили к этому времени рождество и связанные с ним события. Очевидно, не зря они поместили свой самый светлый праздник на такой момент и, вероятно, хотели уменьшить свой страх пред силами природы. Великий Лавкрафт так охарактеризовал это время в рассказе "Праздник": "Люди называют этот праздник Рождеством, но в глубине души знают, что он древнее Вифлеема и Вавилона, древнее Мемфиса и самого человечества." Как бы там ни было, древние Арийцы повсеместно отмечали это событие: в Британии он именовался Yul Log, в Скандинавии - Jul, на Руси – Коляда, в Германии - Weihnachten ("ночь посвящения"). Древним символом этого праздника является знак солнцеворота, а христиане заменили его гадкой звездой вифлеема. Используемое дерево (ель) символизирует Мировое Древо.
Согласно Северной Традиции, время Йоля длится с 20 по 31 декабря, и в этих двенадцати днях волшебным образом содержится весь год, и из него же происходит его возрождение. Этот период один из немногих в году, когда стены, разделяющие мир духов и наш мир, становятся тонкими и происходят разные таинственные события. Поэтому в древности многие люди отсиживались дома, чтобы избежать пугающих переживаний.
В это время можно стать свидетелем такого события, как Asgardreid, или Дикой Охоты. С ночного неба слышится лай псов и стук копыт. Один выезжает на охоту из врат Асгарда со свитой бессмертных воинов. Призрачные воины-эйнхерии (einheriar) есть души павших в битвах героев, которые пируют и сражаются друг с другом в чертогах Вальхаллы, пока не обретут новое воплощение в земном мире. Когда они сопровождают Одина в Дикой охоте, их называют Asgardsrei или Oskorei.Это явление называют также Wildes Haer (Дикая Армия), Wuotanes Haer (армия Вотана), Odens Jakt (Охота Одина), Jolareidi (Рейд Йоля) и т. д. Опасным делом было общаться неучтиво с ночными охотниками. В старой легенде говорится, что один не в меру веселый крестьянин крикнул Одину: "Привези мне чего-нибудь со своей охоты!" Молча ускакал всадник, но позже вернулся, ударом распахнул дверь и кинул внутрь мертвого ребенка. Существует другая версия легенды, согласно которой всадник кинул крестьянину тушу с седла и когда тот взял ее, то обнаружил своего мертвого сына. Говаривают, что в это время рождается много мертвых детей. В это время можно было перехитрить Asgardsrei или самого Одина. Иногда всадник затевал соревнование по перетягиванию с людьми. Человек быстро обматывал свой конец веревки вокруг дерева и призрак не мог победить. Когда он говорил: "Ты привязал ее к дереву!", следовало быстро отвязать ее и сказать: "Нет, я этого не делал". Так можно было перехитрить самого Одина, который удалялся, уверенный в своем поражении.
Также Asgardsrei называли особые группы воинов, посвятивших свои жизни Одину. Их называли бессмертными, и время посвящения в армию Асгарда наставало в морозные ночи Йоля. По своей сути инициирующий обряд был подобен истязанию, которому подверг себя Один, пригвоздившись к стволу Мирового Дерева. Инициируемый пригвождался к дереву и находился на узкой грани между смертью и жизнью, когда на него снисходило Откровение и познания "той стороны". Также он познавал тайные свойства рун. Прошедшие этот обряд были мертвы, но еще живы. Воители Oskorei были или берсерками, или ульвхеднами. Берсерки одевались в медвежьи шкуры, а ульвхедны в волчьи. Oskorei нападали на врагов в темную, штормовую ночь, раскрашенные наводящей ужас боевой раскраской с черными щитами, украшенными рисунком мертвой головы. Полумертвецы, полуживотные, от них происходят многие легенды о оборотнях, и на самом деле эти воины были искушенными в колдовстве. Они исповедовали свой религиозный культ, культ войны и ярости со своими жестокими обрядами. В бою они теряли страх и рычали как животные, охваченные священным безумием. Свои ритуалы они проводили под полной Луной. Много тайн хранит Север, и души беспощадных бойцов ждут свои жертвы под сводами черных лесов.
 

 

 
..... Их было двадцать и они сокрушали все на своем пути. Знай, мой читатель, что истории об этих бесстрашных воинах правдивы .....  Ужасные языческие кочевники Норманны выбирают детей из каждой деревни и заключают их в ямы, оставляя их одних перед яростью стихий, и кормят их кровью и падалью. Исхудавших и голодных несчастных заставляют драться с бешеными псами, чтобы ужасное безумие передалось и им. Немногие выжившие выходят из этих ям скорее животными чем людьми, в бою из их рта капает пена, они жаждут крови и смерти. 
Берсеркеры - редчайшие и ужаснейшие из воинов, которых боятся во всем Мире за их нечеловеческую силу, жестокий характер и полное отсутствие страха. Хотя все настоящие Берсеркеры являются жителями морозного Севера, любой человек, в жилах которого есть хоть капля Норманнской крови, может стать Сыном Ярости.
Жажда крови, которую испытывает Берсеркер, начинается просто: в конце детства он испытывает странное чувство, как будто его тянет куда-то, известное как Зов. Зов, это голос, умоляющий прислушаться и взглянуть внутрь себя. Это голоса мертвых взывают к нам, наши предки, давно ставшие прахом, разорвавшие Темную Завесу и глядящие на Мир с завистью и тоской. Мертвые знают только одно: лучше быть живым, и только через наши действия наши Предки вновь смогут стать героями. Некоторые жаждут мести, некоторые завидуют живым, а некоторые возмущены древней тиранией: независимо от причины, Зов рождается из ярости, и ни один человек не может услышать его и остаться безучастным. Как только Берсеркер поддается Зову, тот превращается в Ярость, а затем в ужасном сумасшествии высвобождается гнев его древних предков. Сила Берсеркера удваивается, и он становится невосприимчив к боли, живя только для того, чтобы крушить, рвать и убивать. Хотя ярость таится в каждом человеке, во многих она спит. Всего один из сотни слышит ее зов и чувствует, как ее голод гложет его.

Ты слышал зов мертвых? Если ты не устоишь перед ним, готовься вступить на ужасный путь одиночества и пожертвовать тем, что делает тебя человеком. Люди будут бояться тебя, но ты будешь способен на поступки, которые поразят даже величайших рыцарей. Однако знай: несмотря на все разговоры о сумасшествии, контроль и воля являются ключами к Пути Ярости. Поддайся Ярости, и она пожрет тебя как огонь. Сопротивляйся слишком долго, и Зов сведет тебя с ума. Ты никогда не сможешь приручить Ярость. Вместо этого ты должен научиться плыть по ее волнам. Если ты выбираешь путь Берсеркера, назад пути нет - даже смерть не освободит тебя. Будь мудр в своем решении.

Боишься? Ты должен бояться.

Не хрена ты не должен бояться!!!  (Примечание редактора)

 



... Это - эффективное и вызываемое вполне сознательно боевое неистовство. У германских народов оно превратилось в своеобразный культ воина-зверя.
Звероподобные "превращения", являющиеся высшей формой развития боевой ярости, известны у всех германцев. Поздние античные историки сообщают о "франкском неистовстве", о "воинах-волках" народа лангобардов... При этом выпускались наружу столь неудержимые силы, что им не всегда мог противостоять даже сомкнутый дисциплинированный строй и искусство "правильного боя".
Судить о том, что представлял из себя образ воина-зверя, мы можем в первую очередь по скандинавским источникам, ибо в Скандинавии такие воины существовали до XII-XIII вв., правда, последние 200 лет своего бытия были уже пугающим анахронизмом.
Следуя установившейся традиции, будем называть их берсеркерами (хотя более точный термин - бьорсьорк, то есть "медведеподобный"). Наряду с воином-медведем существовал также ульфхеднер - "волкоголовый", воин-волк. Вероятно, это были разные ипостаси одного и того же явления: многие из тех, кого называют берсеркерами, носили прозвище "Волк" (ульф), "Волчья шкура", "Волчья пасть" и т.д. Впрочем, и имя "Медведь" (бьорн) встречается не реже.
Во время атаки берсеркер как бы "становился" соответствующим зверем. При этом он отбрасывал оборонительное оружие (или поступал с ним не по предназначению: например, вгрызался в свой шит зубами, повергая противника в шок), а в некоторых случаях - и наступательное; все скандинавские викинги умели сражаться руками, но берсеркеры явно выделялись даже на их уровне. Многие военизированные прослойки считали позорным безоружный бой. У викингов этот постулат приобрел следующую форму: стыдно не уметь сражаться с оружием, но в умении вести безоружный бой ничего постыдного нет. Любопытно, что в качестве подсобного (а иногда и основного - если он сражался без меча) оружия берсеркер применял камни, подхваченную с земли палку или припасенную заранее дубину.
Частично это связано с нарочитым вхождением в образ: зверю не подобает пользоваться оружием (камень и палка - естественное, природное оружие). Но, вероятно, в этом также проявляется архаизм, следование древним школам единоборства. Меч в Скандинавию проник довольно поздно, и даже после широкого распространения он был некоторое время не в чести у берсеркеров, предпочитавших палицу и секиру, которыми они наносили круговые удары от плеча, без подключения кисти. Техника достаточно примитивная, зато степень овладения ею была очень высока.
На колонне Траяна в Риме мы видим "ударный отряд" таких воинов-зверей (еще не берсеркеров). Они включены в состав римской армии и отчасти вынуждены следовать обычаям, но лишь немногие имеют шлемы (и никто - панцири), кое-кто облачен в звериную шкуру, иные - полуобнажены и сжимают вместо меча дубину... Надо думать, это не снижало их боеспособность, иначе император Траян, в чью охрану они входили, сумел бы настоять на перевооружении.
Преображение берсеркера во время боя (более глубокое, чем у кельтского фения) иногда не только психологически настраивало его на схватку, но и воздействовало на психику противника - в прямо противоположном духе. Мало кто сохранял хладнокровие при виде воющего от ярости, брызжущего пеной воина-зверя, не замечающего в исступлении ни ран, ни усталости.
Однако назвать это военной хитростью, "психической атакой" все же нельзя. Берсеркер всерьез был убежден, что одержим "звериным духом"; а все окружающие либо тоже верили в это, либо удерживали свои сомнения при себе - это было гораздо полезней для здоровья...
Такая "одержимость зверем" проявлялась, помимо прочего, в том, что берсеркер умышленно подражал движениям медведя, причем не только в бою, но и во время частых ритуально-магических церемоний, плясок и т.д. А это - уже "звериная школа" в чистом виде! Один из самых мощных стилей "звериного" ушу - стиль медведя...
К берсеркерам в чистом виде даже сами викинги относились с чувством, средним между восхищением, боязливой почтительностью и презрением. Это - подлинные "псы войны"; если их и удавалось использовать, то главным образом - на положении "прирученных зверей".
Но элементы берсеркерских тренировок, владения оружием, а главное - специфической психотехники проникли в быт многих воинов Швеции, Норвегии, Дании и особенно Исландии. Берсеркерство они держали под контролем, "включая" его только во время сражений.
Правда, не всегда этот контроль удавалось сделать абсолютным: порой "зверь" пробуждался в душе воина помимо его желаний. Тут мы затрагиваем очень интересную, во многом неисследованную проблему.
Есть сведения о том, что для впадения в состояние берсеркерства скандинавы употребляли природные наркотические вещества. Но - как и кельты - не всегда и даже не часто. Однако, скорее всего, здесь действительно имела место наркомания - не "внешняя", но "внутренняя"!


Современная наука знает, что нервная система человека - в том числе те ее разделы, которые поддаются сознательному контролю, - способна продуцировать вещества, по своему составу и действию близкие к наркотикам. Воздействуют они непосредственно на "центры наслаждения" мозга. Если эти вещества выделяются тогда, когда человек впадает в определенное состояние сознания, то в этом состоянии он испытывает полный аналог "кайфа", а при выходе из него начинается "ломка".
"Профессиональные" берсеркеры становились как бы заложниками собственной ярости. Они были вынуждены искать опасные ситуации, позволяющие вступить в схватку, а то и провоцировать их. Отсюда - берсеркерская асоциальность, вызывающая настороженность даже у тех, кто восхищался их мужеством и боеспособностью. И отсюда же - эта самая боеспособность, проявляющаяся в условии "открытия шлюзов".
Фраза: "Есть упоение в бою" обретала буквальный смысл...
Позднее викинги большей частью все же ухитрялись контролировать такие приступы. Иногда они даже входили в состояние, которое на Востоке называют "просветленным сознанием" (хотя шли они к нему обычно не через отрешенность, не через медитацию, а через боевую ярость; такой путь иногда чреват тем, что "зверь" возьмет верх над человеком). Это делало их феноменальными воинами:
"...Торольв так разъярился, что забросил щит себе за спину и взял копье обеими руками. Он бросился вперед и рубил и колол врагов направо и налево. (Некоторые типы скандинавских копий позволяли наносить рубящие удары.) Люди разбегались от него в разные стороны, но многих он успевал убить..." ("Сага об Эгиле"). Саги (которые, как выяснили современные специалисты, передают события с поразительной точностью) пестрят упоминаниями о том, как умелый воин отбивается один против многих, умудряется проложить путь к предводителю вражеского отряда сквозь стену щитов и толпу телохранителей, рассекает противника от плеча к бедру и т.п.
Тут самое время порассуждать еще об одном полумифическом свойстве берсеркера: о его неуязвимости. Самые разные источники в один голос утверждают, что воин-зверь фактически не мог быть сражен в бою. Правда, детали этой неуязвимости описываются по-разному. Берсеркера якобы нельзя было ни убить, ни ранить боевым оружием (из чего следовало, что против него надо употреблять оружие не боевое: деревянную дубину, молот с каменным навершьем и т.д.); иногда он был неуязвим лишь против метательного оружия (стрелы и дротика); в некоторых случаях уточнялось, что при искусном владении оружием его все-таки можно ранить, и даже смертельно, но умрет он только после боя, а до того словно не заметит раны.
Везде и всегда вокруг боевого искусства высокого уровня складывались легенды. Но, думается, здесь мы сможем докопаться до истины. Проще всего решается вопрос о неуязвимости боевым оружием: до тех пор пока меч оставался у скандинавов оружием немногочисленной элиты (где-то до VIII-IX вв.), такие "элитные" воины очень часто не могли сладить со своими конкурентами - воинами-зверями, применявшими древние приемы боя палицей. В конце концов произошло сращивание двух техник фехтования: многие берсеркеры стали "элитой", а многие из "элиты" овладели берсеркерскими навыками.
От метательного (да и от ударного) оружия берсеркеров берегла своеобразная "мудрость безумия". Расторможенное сознание включало крайнюю быстроту реакции, обостряло периферийное зрение и, вероятно, обеспечивало некоторые экстрасенсорные навыки. Берсеркер видел (а то и предугадывал) любой удар и успевал отбить его или отскочить.
У конунга Харальда, впервые объединившего Норвегию, имелся "спецназ", сформированный из влившихся в воинскую элиту берсеркеров. "Диких" воинов-зверей, не входивших в дружины и подобные им формирования, к тому времени уже в Норвегии не осталось. Одна из битв с их участием выглядела следующим образом:
"Двенадцать берсеркеров конунга находились на носу корабля. Корабль конунга шел вперед, и там была жесточайшая схватка. Когда же проверили войско, много оказалось убитых и у многих были опасные раны... На корабле конунга не было никого, кто бы стоял перед передней мачтой и не был ранен, кроме тех, кого железо не брало, а это были берсеркеры".
Один из лучших воинов Исландии, кстати не считавший себя берсеркером, описывая свои действия в бою против численно превосходящего противника, произносит такие слова:
"Тут я взял меч в одну руку и копье в другую и стал рубить и колоть. Щитом я не прикрывался, и я даже не знаю, что меня защищало" ("Сага о Ньяле").
Защищало его именно берсеркерство - уже "цивилизованное" и потому не считавшееся таковым. Это тем более примечательно, что викингу, овладевшему только "техникой", щит был необходим: полноценно отбиваться наступательным оружием он не мог.
Берсеркерство помогало отбивать опасные удары, но если уж удар оказывался пропущен, оно позволяло "не заметить" его. Трудно поверить, но множество независимых источников сообщают: викинг в какой-то мере сохранял боеспособность даже после чудовищных ран, от которых современный человек мгновенно потерял бы сознание. С отсеченной ногой или рукой, раскроенной грудью, пробитым животом, он некоторое время еще продолжал сражаться - и мог прихватить с собой в Вальгаллу своего убийцу...
И все же сохранились описания случаев, когда берсеркер не просто избегал раны, и даже не просто терпел ее, но, получив удар, оставался именно невредим! Тоже преувеличение? Может быть... Но очень уж похоже это на восточный "метод железной рубашки", при котором закалка костей и мускулов, а главное - умение концентрировать внутреннюю энергию, в определенных случаях делают тело трудноуязвимым даже для клинка. А ведь клинки викингов - не чета восточным: как бы ни восхищались ими северные воины, это восхищение происходит от недостатка материала для сравнений. По крайней мере, во времена берсеркеров закалка клинка была только поверхностной и он был далек от остроты и упругости самурайской катаны.
К тому же даже "энергетика" не всегда спасала берсеркера. Иногда пропущенный удар мечом действительно не рассекал тело, но наносил столь серьезный ушиб, что это могло обеспечить финал схватки. Ведь противники у берсеркеров были им под стать...
Да и не всякий берсеркер умел грамотно пользоваться внутренней энергией. Иногда они расходовали ее слишком экстенсивно - и тогда после битвы воин надолго впадал в состояние "берсеркерского бессилия", не объясняющегося только физической усталостью.
Приступы этого бессилия бывали столь тяжелы, что воин-зверь иногда мог и умереть после битвы, даже не будучи в ней раненым!
Интуитивное проникновение в глубины боевого искусства явно нуждалось в "дошлифовке" путем создания школы, обеспечивающей культуру движений, стоек, комбинации приемов...


В "краю викингов" локальные школы единоборства, не лишенные недостатков, сумели слиться в едином потоке ИСКУССТВА, суммировав технику движений, набор приемов, энергетику и возможность трансформаций сознания.
Древнее берсеркерство, родившись как разрушительная (хотя и эффективная) система, прошло долгий путь. Под конец его идея не только дополнила боевые наработки "цивилизованных дружинников", но и были созданы своеобразные "языческие монастыри", вобравшие берсеркерскую элиту.
От полудикой "стаи" - к четкому строю. От эпизодических "прорывов к зверю" - к системе тренировок. От анархического индивидуализма - к сознательной дисциплине. От интуитивных достижений - к разработанному комплексу (на высших стадиях отнюдь не исключающему опоры на полумистическую интуицию бьодваска). Все это давало довольно редкое совмещение, обеспечивающее равную готовность к действиям в одиночку, малой группой и большим, дисциплинированным формированием.

Героев ждет Валхалла!
Мир Викингов
www.vik.clan.su


БЕРСЕРК. Рассказ Анны Ворон


Йоль Время Берсеркеров
Согласно Северной Традиции, время Йоля длится с 20 по 31 декабря, и в этих двенадцати днях волшебным образом содержится весь год, и из него же происходит его возрождение. Этот период один из немногих в году, когда стены, разделяющие мир духов и наш мир, становятся тонкими и происходят разные таинственные события. Поэтому в древности многие люди отсиживались дома, чтобы избежать пугающих переживаний.
В это время можно стать свидетелем такого события, как Asgardreid, или Дикой Охоты. С ночного неба слышится лай псов и стук копыт. Один выезжает на охоту из врат Асгарда со свитой бессмертных воинов. Призрачные воины-эйнхерии (einheriar) есть души павших в битвах героев, которые пируют и сражаются друг с другом в чертогах Вальхаллы, пока не обретут новое воплощение в земном мире. Когда они сопровождают Одина в Дикой охоте, их называют Asgardsrei или Oskorei.Это явление называют также Wildes Haer (Дикая Армия), Wuotanes Haer (армия Вотана), Odens Jakt (Охота Одина), Jolareidi (Рейд Йоля) и т. д.

Время Берсеркеров 

Работа нашего сайта начиналась с рассказа Анны Ворон "Берсерк".
                            Берсерк.

Боевые драккары. Битвы и моря крови. Всё это я видел не один раз. Я не викинг. Нет. Но мой отец славный сэконунг Виглаф Ракнисон по праву гордился мной не меньше, чем другими сыновьями, водившими в бой не по одному драккару. Я вкусивший мёд из клюва Одина. Я скальд. Я могу отбить словом стрелу и отвести песнью удар меча. Часто я хожу в походы с моими храбрыми братьями, чтобы потом сложить песни об их подвигах. А иногда брожу по моей родной Норэгр, собираю слухи и рассказы - на диво славные складываются из них песни. Не стыдно спеть и Хальгримму Оттарсону, как известно, самому придирчивому к скальдам конунгу. Да, так было+
В ту зиму я отправился к гостеприимному дому Сигурда, прозванного Рогатый Шлем. Много моих песен родилось из историй, услышанных у него. Сигурд - удачливый викинг, оттого много в его доме рабов, выходцев из самых разных стран. Тут и седой дед из Гардарики, что часто рассказывает мне о своих богах, и лысый толстяк - жрец странного бога, распятого на кресте, есть у Рогатого Шлема и раб, у которого кожа чернее ночи. Думается, много интересного мог бы он мне рассказать. Да странный трэль не знает на языке северной Норэгр. Говорит, словно птица щебечет - красиво да непонятно.
Так вот в ту самую зиму в доме Сигурда Рогатый Шлем довелось мне услышать дивную историю о двух сэконунгах Хёгни и Хедине. Заезжий странник рассказывал, как вражда завела двух славных викингов на мелкий остров, коих не мало в наших северных морях. Всю ночь бились воины храбрых Хёгни и Хедина, да только не одного из них в живых не осталось, но не принял всеотец Один доблестных викингов, отторгла их и ужасная Хель. И на следующую ночь вновь закипела битва, вновь к утру пали под ударами мечей воины, чтобы встать с закатом солнца к новой битве.
Я тогда спросил у странника, отчего же всеотец не принял славных конунгов и их доблестные хирды. И такой получил ответ:
- Может, тебе Гьюки-скальд и впрок пошёл мёд Одина, да только видно мудрые норны обделили тебя умом, ежели не понимаешь ты, - мои славные братья непременно обиделись бы на такую речь и вызвали бы неучтивца на суд богов. Мои братья, но не я. Я лишь спросил:
- Чего ж я не понимаю, дерзкий странник?
- А того, Гьюки-скальд, что вражда славных конунгов не конечна, и храбрые Хёгни и Хедин отказались сидеть за одним столом в дивных чертогах Вальхаллы, а великанша Хель не посмела взять чужую добычу, ибо по праву погибшие в бою принадлежат Одину. Славными эйнхериями должны стать они. И всеотец тогда отпустил конунгов с их хирдами в митгард решить свою вражду, чтоб к Рагнороку, когда порвёт свою цепь Фенрир, вернулись гордые в чертоги Вальхаллы под вечным деревом.
Я тогда очень удивился, как же храбрые викинги согласились вернуться в митгард, когда на Вальхалле их ждали дубовые столы, наполненные всем, чего можно только пожелать. Так я и сказал тому страннику. Тот лишь покачал головой и так ответил:
- А вот этого тебе, Гьюки-скальд, никогда не понять, ибо только в битве можно найти ответ на твой вопрос. Да и к тому же, - продолжил он, помолчав, - что ж тебя заботят столы Вальхаллы, ежели тебе за ними не суждено сиживать.
При этом очень уж странно блеснул его единственный голубой глаз из-под синей шляпы, низко натянутой на лоб. Это тогда ускользнуло от моего внимания, уж больно крепко я, Гьюки, прозванный Незлобивым, обиделся на дерзкого проходимца. И лишь к вечеру, когда жар моей запылавшей гордости утих, я отправился искать дивного собеседника, да только его и след простыл. Но слова странника глубоко запали мне в сердце. А ещё я решил непременно сложить песнь о двух славных конунгах Хёгни и Хедине, и славно выходило до тех самых пор, пока я не брался рассказывать об викингах из их доблестных хирдов. Убегали, отказывались повиноваться мне прежде послушные слова. Не мог я, скальд Гьюки Незлобивый, понять, отчего же не остались храбрецы на Вальхалле ожидать Рагнорока, отчего же предпочли вечную битву вечному пиру. И чем дальше, тем больше мучил меня этот вопрос. Все прежние мои песни стали казаться мне просто детской забавой, и лишь она одна, Песень о вечной битве, имела смысл. Единственной моей целью стала она, закрыла собой и ясные очи Гудрун, для которой я порой сочинял чудесные стишки. Вот тогда-то я и отправился к своему брату храброму сэконунгу Гунару Длинноволосому, попросил к нему викингом на чёрный драккар. Удивился мой славный брат такой просьбе, но отказать не посмел. Да и вопросов задавать не стал, знал мудрый, что не поймёт ответа - очень уж не похожи скальды на викингов. Может, если бы я обладал хоть каплей мудрости дарованной богами Гунару, всё бы вышло совсем не так. Кто знает, кто знает.
Долго плавали мы по морям, долго ждали, пока крикнет молодой викинг с мачты, что видит корабль. Медленно тянулись для меня дни. Удар весла по воде. Потом ещё и ещё. Гунар подобрал для меня меч, легче и меньше мечей других викингов. А какой же ещё меч нужен скальду? Яркий щит с красными и зелёными полосами, короткая чуть прикрывающая бёдра кольчуга и шлем с тонкой железной сеткой, спускающейся на плечи, взятый братом в Гардарики. Удар весла по воде. Ещё удар. Ещё. Как же долго я ждал того дня битвы. Как же долго!
Я натянул на некрашеную, вышитую рубашку кольчугу, потом плотную кожаную куртку, шлем, привязь с мечом, щит. Всего один шаг до ответа на вопрос. Сначала на нас посыпались стрелы, тучи стрел. Они втыкались в палубу, в гнутый нос дракона на корме, в щиты викингов. Ещё и ещё. А потом викинги стали перебегать по вёслам на тот странный корабль с витым носом. В суматохе все, казалось, забыли про меня. Что делать? Где же ответ? Где? Я кинулся за хирдом Гунара, по веслам.
Кровь везде кровь. Она лилась по палубе, окрашивая скользкое дерево в красный цвет. Я поднял меч. Небольшой и довольно лёгкий. Занёс его над врагом, странным человеком в широких красных штанах. Кровь. Какой запах! Удар. Снов удар. Мой меч нельзя было остановить. Я просто следовал за ним. Потом я ощутил в руке щит, разбитый стрелами, лишний и ненужный. Я бросил. Зачем? Какой тяжёлый шлем! Как давит на голову. Нет! Прочь. Удар. Солёный привкус моря на губах. И ветер треплет волосы. Настоящая битва. Тяжело дышать. Кольчуга стягивает движение. Освободиться. Избавиться. Кровь. Я, как зверь кидался на кровь. Звон стали, неземная, чудесная песня. Никакие мои стихи не сравняться с ней. Волшебный звук. Страх. Страх в глазах всех людей. Они бояться меня. Конечно, я же зверь. Волк. Медведь. Шакал. Всё равно. Зверь. Разве можно променять всё это на что-нибудь, даже на Вальхаллу. Нет. Битва. Только битва. Вечная битва. Я хочу+ Меч. Как легко скользит. Трус. Он упал и заслоняется от меня руками. Трус. Я бы так не поступил, я бы вгрызся зубами в горло. Я - зверь. Они подбежали ко мне, повисли на руках. Одно движение плеч и они на палубе. Глупцы! Я - зверь. Я так и хотел им сказать: "я - зверь!". Но с губ сорвалась рычание. Как ушат холодной воды на голову. В глазах начало проясняться, исчезли оттенки безумно красного. Прозрение? Я не понимал. По подбородку текла пена. Израненные грудь и руки. Только сейчас я почувствовал боль. И мой меч, продолжение руки, занесённый над викингом. Викингом? Это же Бьёрн Хлёксон воин из хирда моего брата Гунара Длинноволосого. Я пытался его убить?
Тихий шёпот, ставший мне приговором на всю жизнь. Я вспоминал его всегда, каждый раз, когда я пытался сложить песень, но слова ломались и убегали. Да и разве это было важно? Всё равно не одна из моих песень не сравниться со звоном стали. Стихи? Они мне больше не нужны. Лишь запах крови и битва. Ведь я понял, почему викинги Хёгни и Хедина выбрали вечную битву. Но тогда эти слова, произнесённый тихим шёпотом, показались мне самым страшным, что я когда-либо слышал в жизни.
- Он - берсерк. Берсерк!
август 2004
Дети Одина с кровью на лицах
Будут землею всею владеть
Слышащий нас песню запомнит
Память о нас не должна умереть
Butterfly Temple Волки Одина полный текст http://vik.clan.su/publ/3-1-0-27
 
Еще произведения Автора
Волки Севера
Они приходили с моря, воины, не знавшие ни жалости, ни страха смерти. Пёстрые паруса их драккаров заметны были издалека. Об их отваге, мужестве, жестокости и ярости ходили легенды. Они жили войной и ради войны. Их хранили суровые асы. Их души уносили с поля боя златокосые валькирии. Их называли героями и варварами, пиратами и волками Севера. Но сами они звали себя – ВИКИНГИ. 

Читать полностью http://vik.clan.su/publ/3-1-0-28  
Хельга09
...... даже свобода у нас была разной. Её - тихая жизнь в деревенской глуши, моя - безумные схватки и погони, убийства и игра со смертью.
Полный текст   http://vik.clan.su/publ/3-1-0-5
 

БОЕПОДГОТОВКА

ХАРДБОЛ http://www.hardball.ru

Лучший боевой симулятор действий спецназа!

СТРАЙКБОЛ

1. Тактико-специальная подготовка на основе страйкбола от ВПО Отечество, а так же Армейский рукопашный бой http://straikbol.ru/

 

2. Отработка тактики спецназа различных армий мира!

Пушечное мясо из офисного планктона!

http://www.airsoftgun.ru

ИСТОРИЧЕСКОЕ ФЕХТОВАНИЕ http://www.mech.ru

Полный контакт незаточенным холодным оружием!

www.bugurt.ruБугурт - Бойня в Нордическом стиле!

Массовые полноконтактные бои незаточенным холодным оружием

 

НИНДЗЮЦУ http://www.budo-forums.ru/viewforum.php?f=19

Легендарные воины-тени! Военная разведка в средневековой Японии! Боевое искусство, овеянное тайной мистицизма!

 

Кендо Россия

ПРАКТИЧЕСКАЯ СТРЕЛЬБА http://www.club-taktika.ruhttp://www.ipsc.ru

Тренировки по стрельбе из разрешенного гражданского огнестрельного оружия!

Травматические "резинострелы"!

Сайга и Молот Вепрь на базе автомата "Калашников", выстрел картечью это нечто!

Разрешено легальное приобретение!

 

Военно-охотничье общество Генштаба МО РФ!

http://www.sskvoo.ru

 
 
 
 
 
Календарь новостей
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Форма входа
Друзья сайта
Вы можете стать нашим другом. Напишите и мы обязательно ответим.
Статистика